На портале: www.proffi95.ru учреждений: 23     сотрудников: 277     обучающихся: 31    
ГлавнаяБлогиРазное.АЛАНСКАЯ ТЕОРИЯ...
АЛАНСКАЯ ТЕОРИЯ...
АЛАНСКАЯ ТЕОРИЯ...
Пару столетий шла непрекращающаяся борьба историков о принадлежности алан. И сейчас, когда, кажется, что этот вопрос уже решён, мы заново его актуализируем. Но кто такие аланы и почему на них столько претендующих народов?

Впервые они упоминаются в I веке н. э. Аланы, если верить древнеримскому историку Аммиану Марцеллину, «красивы, высокого роста, в большинстве светлы и их взгляд весьма грозен».






Аланы, конечно же, славились своими воинскими умениями. Их история – это множество войн, сражений и противостояний. Аланские походы становятся нам известны уже в 35-36 годах н. э., когда в Армении случались частые смены власти – то её захватывали римляне, то парфяне. Армения находилась на стыке сфер влияния двух мощнейших держав. В 18 году новый римский император Тиберий провозгласил царем Армении своего ставленника Зенона. Однако в 34 году парфянский царь Артабан III сместил Зенона и посадил на армянский престол своего ставленника Аршака I. Пытаясь противостоять переходу Армении на сторону враждебной Риму Парфии, в 35 г. в Армению вторгся союзник Рима, царь Иберии (Грузии) Фарсман I. Началась Иберо-Парфянская война (35-36 гг.), во время которой римский император Тиберий попросил у аланов оказать иберийцам (грузинам) военную помощь, чтобы захватить Армению. Приняв предложение, аланская армия перешла через Тирке-Чоч (Дарьяльское ущелье) и нанесла сокрушительное поражение парфяно-армянской армии, однако при которой аланский вождь или царь попал в плен к армянам. Через год после аланского удачно похода (если так можно сказать), Армения снова попала под влияние Римской империи.

Однако походы алан в Закавказье известны и позже. Таким образом, в 72 году аланы снова совершили грандиозный рейд по про-парфянской Атропатене (Южный Азербайджан) и Армении. В ходе этого похода аланы нанесли поражение атропатенцам и, разграбив Атропатену, напали на Армению, где нанесли сокрушительное поражение Трдату I. Во время этой битвы аланы чуть не взяли армянского царя в плен. На шею ему был накинут аркан, но у того получилось перерубить верёвку и спастись бегством.

Если ранее аланы выступали зачастую союзниками Рима, то в 135 году, когда разгорелся сильный конфликт между Иберией (Грузией) и Албанией (лезгинское царство на севере Азербайджана), аланы напали на Римские провинции. На помощь для борьбы с Албанией, иберийский царь Фарасман II призвал аланов. Одобрив предложение, аланы во главе с Кизо, перейдя Дарьял, стремительно и неожиданно нанесли поражение Албании, затем напали на их союзника – Атропатену, нанесли поражение и им. Чтобы аланы оставили про-парфянску Атропатену, Парфия принесла им дань. Продолжая свой путь, аланы напали на Римские провинции – Армению и Каппадокию (современная территория восточной Турции), тем самым взбудоражив римлян. Последнии на скорую руку собрали все свои войска в Малой Азии под предводительством Ариана Флавия и решили дать бой аланам. Арриан нашёл подходящую долину, шириной около 1 км, где расставил свое войско в боевом порядке, перекрывая тем самым дорогу аланам. Но, уже вдоволь обогатившись богатствами Парфии (ИРАН), Албании (Лезгиния), Атропатены (Южный Азербайджан), Армении и Каппадокии (современная восточная Турция), а также изнуренная битвами аланская армия, обойдя римлян, вернулась на Северный Кавказ. В результате этого у Ариана появился огромный интерес к воинственным аланам, поэтому он написал произведение под именем "Аланика", чтобы ознакомить римлян с их новыми врагами – аланами. До нас, к сожалению, дошло не всё произведение, а только описание несостоявшейся битвы между римлянами и аланами, а так же вооружение алан и их тактика. Как враги Рима, аланы выступали и при римском императоре Антонине Пие (138-161 гг.), при Марке Аврелии (161 – 180 гг.) аланы участвовали в великом союзе племён Средней и Восточной Европы, с которым римлянам пришлось выдержать многолетнюю борьбу. А в 242 г. аланы под Филиппополем во Фракии нанесли поражение римскому императору Гордиану III (238 – 244 гг.).

Такое главенствующее и весьма дерзкое положение аланы занимали на Кавказе до прихода туда гуннов. В 372 году гунны, перейдя через р. Волгу, вторглись на территорию алан - танаитов (живущих на берегах Танаиса, современного Дона). Гунны истребляли всех на своём пути. Одержав победу над аланами, большую их часть гунны увлекли за собой в поход на запад. Другая, более меньшая часть алан, убежала вглубь Кавказа и осела в горах.
рис. 1
Вторжение в Европу гуннов и аланов началось с уничтожения государства остготов (германцы) – это также и начало Великого переселения народов. Уничтожив государство остготов, гунны и аланы вышли на дунайскую границу Римской империи. В Паннонии (современные территории западной Венгрии, восточной Австрии, частично Словении и Сербии) и на Нижнем Дунае аланы усилились родственными им сарматами и вследствие этого отделились от гуннов. Там, в Паннонии, аланы заключили союз с вандалами (германцы). Недовольные условиями жизни, аланы и вандалы в 406 г. по льду перешли р. Рейн и вторглись в Галлию (Франция). Там-то аланы и разделились. Одна часть под предводительством Гоара (см. рисунок) перешла на римскую службу и осела на землях между реками Луарой и Сеной, где впоследствии образовала Аланское северное королевство со столицей Орлеан, тут же замечая, что в нахском языке есть выражение: «Гоара к1антий, яI!», что переводится, как «Эх, молодцы Гоара!». Другая часть продолжила поход на запад вместе с вандалами, а так же свевами и в 409 году через Пиренейские горы проникла в Испанию. Поделив территорию между гуннами, свевами и аланами, аланам достались Лузитания (Португалия и юго-западная Испания) и Картахена. Однако, по приказу императора Западной Римской империи, в 415 г. вестготы вторглись в Испанию, и под их давлением в 429 г. вандалы и аланы переправились через Гибралтарский пролив в Северную Африку, где в 439 году они образовали Вандало-аланское королевство. Откуда совместно совершали морские набеги на Римскую и Византийскую империи, наиболее известным из которых стал 2-недельный захват Рима в 445 году. Просуществовавши ещё почти век, Вандало-аланское королевство пало под ударами Византии, аланы давно смешались с вандалами и их совместный этнос растворился среди туземного населения Северной Африки. Аланы же, которые создали вместе с сарматами объединённое северное королевство, поучаствовали в Каталаунской битве. В 451 году гунны уже владели половиной Европы, и им оставался незначительный рывок для того, чтобы захватить Галлию (Францию), но чтобы воспрепятствовать захвату Европы азиатами, Римская империя вынуждена была собрать союзническую армию и выступить против гуннов. В коалицию были вовлечены и аланы, которых поместили в центр союзнической армии и которые сражались с отборной гвардией гуннов, возглавляемой лично азиатским царём Аттилой, поэтому можно сказать, что аланы приняли самое важное участие в битве с гуннами. В ходе ожесточённого и кровопролитного боя с огромными потерями с двух сторон аланы одержали вверх над отборной гвардией гуннов. Спустя год после этой битвы, гунны вновь вторглись в Галлию (Франция), но потерпели поражение от алано-германской армии на р. Лигер (Луара). Русский исследователь А. Гайсинский писал: «аланы... единственные в мировой истории, кому удалось преодолеть всю Европу с востока на запад и закрепиться на её крайней западной оконечности». Таким образом, аланы сыграли огромную роль, как в Европе, так и в мире.
Пока аланы, учувствовавшие в продвижении на запад, рассказали миру о себе, кавказские аланы набирали силу. В 557 году они наладили дружеские отношения с аварами (тюрки), поддерживали тесные отношения с Византией, выступали за неё против ИРАНа, однако, иногда выступали и за ИРАН против Византии. В это время, наконец, аланы образовали своё государство, которое, как считает Г. Вернадский, было покорено хазарами в 650 году. Так же в это время, как известно, происходят военные стычки алан и арабов. В 642 году полководец халифа Омара I Худайфы бен Асида (Асада) вторгся в Аланские горы и начал строительство своих укреплений. В горной Ингушетии есть местечко «б1и лаьтта меттиг» - «место, где стояло войско», как гласит предание, переданное со слов стариков, на этом месте стояла именно арабская армия. В 661 – 662 гг., 715-724 гг. происходили боестолкновения между арабами - с одной стороны, аланами, хазарами и византийцами - с другой. В это же время аланы, пользуясь ослаблением Хазарского каганата войной с арабами, попытались освободиться от хазарской зависимости, но были разбиты. Согласно арабским источникам, в 725 году аланы временно стали "данниками" халифата Омейядов в результате экспедиции против них под командованием аль-Хаджджадж бен Абд аль-Малика. Происходили боестолкновения между арабами и хазаро-аланами и в 728-730 гг., и в 735 г., и в 737 г., и в 764 году с совершенно разными последствиями: то побеждали арабы, то хазаро-аланы. Немного позже арабы снова совершили поход против алан, и, пройдя огнём и мечом по Алании, зашли за её территорию и смогли захватить столицу Хазарии - город Семендер, а в 757 году им удалось захватить и Аланские Ворота (Дарьяльское ущелье). Последней битвой алан и арабов принято считать сражение 853 года. В 852 году армянские горцы убили наместника халифа в Армении. Чтобы наказать мятежников, халиф Джафар аль-Мутаваккиль (847-861 гг.) отправил зимой 853 года в Закавказье громадную по тем временам армию в 120 тысяч человек во главе с Бугой аль-Кабиром. Армия Буги аль-Кабира разгромила Армению, затем Грузию и устремилась в Аланию. Арабский автор аль-Йакуби сообщал, что чувствуя приближающуюся угрозу, аланы обратились за военной помощью к трём государям: сахиб ар-Рум (византийский император), сахиб ал-хазар (владыка хазар) и сахиб ас-сакалиба (владыка славян). Но ни один царь не оказал помощь аланам. Поэтому у южной горловины Дарьяльского ущелья аланы арабов встретили в одиночку. Между арабами и аланами развернулось яростное сражение, во время которого пошёл сильный снегопад. В ходе ожесточённой битвы санарийцы (так звали алан, которые дали решающий бой арабам) разгромили арабскую армию. Аль-Йакуби писал: «Буга двинулся против санарийцев, сражался с ними, но они разбили его и обратили в бегство». Потери алан насчитывали 16 тысяч. Потери арабов неизвестны, однако после этого сражения арабы больше не вторгались в Аланию.

Частые войны с арабами привели к серьёзному ослаблению Хазарского каганата, в связи с этим аланы всё же смогли вернуть себе независимость. Однако влияние Хазарии с одной стороны, и Византии с другой оставалось. Византийцы, дабы укрепить союз с аланами, распространили среди них христианство. Однако во время византийско-хазарской войны 913 – 914 гг. аланы поддержали хазар и сыграли решающую роль при разгроме византийской армии. По свидетельству неизвестного хазарского автора (Кембриджский документ): «И заключил царь [хазарский] союз с нашим соседом, царем алан, так как царство алан сильнее и крепче всех народов, которые вокруг нас».

Но византийцы не прекратили дружеские отношения с аланами и путём хитрости заставили в 932 году пойти войной на хазар. Но царь хазар Аарон нанял к себе на службу дружественных ему турок, и вместе они разбили алан, а их предводитель попал к ним в плен, из-за чего в последующем большая часть алан изгнала со своих территорий византийских миссионеров.

Позже, в 965 году, киевский князь Святослав разгромил Хазарский каганат и вторгся в Аланию. Там-то и произошли первые стычки между русами и аланами. В 1022 году произошла война между Грузией и Византией, в которой аланы выступили как союзники грузин, а русы как союзники Византии. Известны стычки алан с русами и на Дону в 1029 году, но в 1031 году между аланами и русами был заключён союз, впоследствии которого на Каспии появился Русо-аланский флот. В 1032 г. аланы вместе с русами совершили набег на Ширван, а в 1033 г. ими был совершен неудачный поход в сторону Дербента (на Карах). Через год русо-аланское войско снова напало на Дербент, чтобы отомстить дербентцам, но это не увенчалось особым успехом.

Основной деятельностью алан во время наибольшего своего расцвета была служба у иноземных царей, в большинстве у того, кто больше заплатит, а так же продолжали поддерживать связи с византийцами и грузинами. Таким образом, ко второй половине XII в. относится заключение брака между царем Грузии Георгием III и дочерью аланского царя Худдана — Бурдухан. Дочь Георгия III и аланки Бурдухан — Тамара в 1178 г. была возведена на престол. Здесь так же стоит отметить, что в вайнахских преданиях сохранилась память о царице Тамаре как об «ингушской племяннице». К концу XII века известно, что Алания сильно ослабла. Как сообщает Доминиканский монах Юлиан, побывавший там в начале XIII века: «сколько селений [в Алании], столько вождей [там], и ни один из них не имеет подчиненного отношения к другому. Там постоянно идет война вождя против вождя, села против села. Во время пахоты все люди одного селения при оружии вместе идут на поле, вместе также и жнут и так делают по всему пространству той земли; и если есть у них какая-либо надобность вне селения, добыча ли леса и другая работа, то они равным образом идут все при оружии… у них человекоубийство не считается ни за что». Разрозненное состояние Алании в какой-то мере сыграло на руку татаро-монголам. В преддверии войны со степняками, конечно же, аланы объединились и даже заключили союз с кипчаками (тюрки), однако немного позже известно, что татаро-монголы громили аланское селение за селением и эта война была лишь каждого селения, а не всей страны в целом. В 1222 году татаро-монголы двинулись против алано-кипчакского союза, однако не смогли одержать вверх над их армией и тогда, понимая, что им не справится с серьёзным противником, решили пойти на хитрость. Они обратились к кипчакам со словами: "Мы с вами – одного рода [тюрки], аланы же нам чужие; мы заключаем с вами договор, что не будем нападать друг на друга и дадим вам столько золота и платья, сколько ваша душа пожелает, [только] предоставьте их [аланов] нам". Кипчаки поверили коварному врагу и предали алан, после чего татаро-монголы разбили и алан, затем и кипчаков. Но покорить алан этим сражением татаро-монголы не смогли, поэтому новая экспедиция на Кавказ ими была предпринята в 1237 году, когда они разбили черкесов (адыгов), а в последующие два года воевали с Аланией, или, как было упомянуто ранее, с каждым из селений Алании, и смогли покорить её столицу – Маас (Магас), в которой, как предполагалось, пало 270 тысяч человек. В это же время татаро-монголы покорили и Дербент, и Аварию. Однако полное покорение, как Алании, так и всего Кавказа осуществимо не было, проезжавший в середине XIII в. по южнорусским степям Плано Карпини отмечал, что часть Алании «и доселе еще не подчинена им [татаро-монголам]», а так же: «Именно когда они [татары] начинают осаждать какую-нибудь крепость, то осаждают ее много лет, как это происходит и в нынешний день с одной горой в земле Аланов. Как мы полагаем, они [татары] осаждали ее уже двенадцать лет, причем те оказали им мужественное сопротивление и убили многих Татар и притом вельмож». Ещё в детстве мой отец рассказывал мне, что предки чечено-ингушей подверглись сильному натиску со стороны татаро-монгол. Когда последние пришли к вайнахам, они уничтожили всю равнину, в связи с чем чечено-ингушам пришлось отступить в горы, из которых татаро-монголы ушли побеждёнными. Однако известно, что некоторые из числа алан перешли на службу к татаро-монголам, и были их наместниками, например, в Китае.

Пожалуй, это и есть краткая история аланского народа, за которую и борятся современные народы, как Кавказа, так и Европы.
Несмотря на утвердившуюся гипотезу о том, что аланы – это осетины, первая гипотеза отмечала об аланском происхождении вайнахов. Её вынес немецкий учёный-путешественник П. С. Паллас в 1793 - 1794 годах. В “Заметках о путешествии в южные наместничества Российской империи” он писал: «Это племя внимательный Гюльденштедт определил, собственно, под одним названием мизджеги или кисты. Они, по-видимому, являются остатками собственно алан», исходя из того, что таврические аланы, согласно словарю, составленному из путешественных записок Ариана и Скимнуса Хиуса, город Феодосия называли Ардауда, что на аланском, аналогично кистинскому [чечено-ингушскому], означало: «Семь Богов». «Ар» или «Уар» в переводе с нахского языка означает семь, а «Дауда» или «Дада» означает отец или же Бог. Позже, в 1835 году, Платон Зубов писал: «Кисты [Чеченцы, наисильнейшее колено Кистинское – чуть ниже в книге], Ингуши и Карабулаки говорят все одним языком, совершенно особенным от прочих Горских наречий, и весьма сходным с Тушинским. По сходству некоторых слов, Г-н Гильденттедт полагает их потомками Таврических Аланов».

Но, в начале XIX века на Кавказе побывал польский учёный Я. Потоцкий, который заявил, что аланами, возможно, могут являться осетины, исходя из того, что в древне-грузинских источниках аланы, проживающие на территории современно Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, именовались «осами» или же «овсами», что подобно именованию современных осетин. Но это предположение было заведомо ошибочным. Дело в том, что до прихода на Кавказ современных ираноязычных осетин, на их территориях жили местные кавказские племена, которых грузины и именовали «осами» или «овсами». Всю картину произошедшего можно проиллюстрировать в одной цитате В. Ф. Миллера: «Часто бывает, например, что известное, раз установившееся название прикрепляется к самому месту и сохраняется за ним, несмотря на то, что на этом месте уже сидит народ другого происхождения». О том, что древние осетины говорили на кавказских языках, нам сообщает В. П. Алексеев: «Переход предков осетин - местных племен, говоривших на кавказских языках, на иную речь - речь пришлого населения - не единичное событие в истории народов Северного Кавказа». Этот процесс именуется «ассимиляцией», однако мы считаем, что Алексеев ошибается в своём предположении, что современные осетины – потомки местных кавказских племён. Местным кавказским племенем был народ осов или овсов, чьё имя было ошибочно закреплено за осетинами. Для ассимиляции или для поглощения одной нации другой, необходимо время (иногда очень большое), однако у ИРАНа его не было, вследствие которого местное кавказское племя осов перешло бы на их язык. В связи с этим аланское племя, проживающее на территории современной Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, именуемое древними грузинами «осами» или «овсами» не имеет никакого отношения к современным ираноязычным осетинам. Осетины, как предполагает Р. А.-К. Хасханов, переселенцы из Согдианы. В ходе его исследовательской работы, им были найдены исторические документы, свидетельствующие о постройке Шахиншахами Ирана Сасанидской династии ряда крепостей на Восточном и Центральном Кавказе и поселение в них согдийцев и персов в IV-VI вв. н.э. Из среды перечисленных народов, Руслан Х. выделил согдийцев, потомками которых являются современные ягнобцы и близкие к ним по языковым данным осетины. «Мы не знаем другого ираноязычного народа, который мог бы быть потомком иранских колонистов, переселённых из Ирана и Согдианы на Центральный Кавказ и в Грузию, кроме осетинского <…> Соответственно, осетины не могут быть потомками скифов, сарматов и алан, так как эти народы уже жили на Кавказе и в Восточной Европе задолго до прихода ираноязычных предков осетин из Согдианы через Иран на Центральный Кавказ» - подводит итог Р. Хасханов.

После Потоцкого, на Кавказе побывал путешественник Г. Ю. Клапрот, который на основе тех же доводов поддержал теорию Потоцкого. Однако, знаменитый академик Кавказской войны Адольф Берже, автор замечательной работы “Чечня и чеченцы” отмечал, что работы Клапрота «страдают отсутствием критического взгляда и той правдивости, которая должна составлять неотъемлемую принадлежность всякого ученого труда».

Проблема с «осами/овсами» – не единичная в изучении аланских племён. С аналогичным случаем мы сталкиваемся и в Восточной Алании. Из древне-грузинских источников известно, что там проживали дзурдзуки. Как утверждают современники, дзурдзуки являлись предками современных вайнахов, которые ещё до н. э. образовали собственно независимое государство. Однако, Р. Арсанукаев передаёт нам цитату арабского автора Ибн-ал-Факиха (903 г.) , где сказано, что Дзурдзукия (вай. Сурдукъет1и) - это аланское «укрепление, имеющее 12 ворот». Если пронаблюдать карту древней Алании, то становится ясно, что не только равнинные, но и горные территории Чечено-Ингушетии были включены в состав Аланского царства. В Чечне, например, и по сей день живёт тейп Зурзакъой, который, по-видимому, является потомком обитателей аланского укрепления Дзурдзукия. Этот факт от нас сокрыли, скорее всего, сторонники аланского происхождения осетин, ибо в этом случаем им приходится признать, что под аланами скрывались и вайнахи.

Заговорив об аланских племенах, стало быть, нужно рассказать и о других. Из сообщений арабского автора Ибн-Русты нам так же становится известно «самое благородное аланское племя» дахсов. Слово «дахс» в чечено-ингушском языке сохранилось, как название всего Центрального Предкавказья – Дахьаст (Дег1аст), что в переводе означает «Отчий край». Ныне слово Дахьаст (Дег1аст) вышло из вайнахской лексики и заменяется новым слово «Даймохк»-«Земля отцов», однако на надгробных плитах павших чеченцев в Кавказскую войну можно с лёгкостью прочесть слово «Дахьаст»-«Отчизна».

Аланские племена хорошо описывает Аздин Вазар, который жил в XIV-XV вв. Его летопись, подлинность которой подтверждает историк Абдул-Гани Хасан, была составлена на арабском языке. Помимо того, что Аздин Вазар свидетельствует о том, что он вышел из аланского племени нахчи [чеченцы], он также описывает аланские племена, некоторые из которых можно встретить у вайнахов и сегодня: Адой, Iадой, Аздой, Кештой, Садой, Хой, Сакхой, Нашхо, Нашой, Нахаш, Малхой, Сийлой, Суберой, Назрой, Нартнах, Матрнах, Тханах, Вандлой, Гелой, Г1ундукъой и др.

Вайнахи в России не пользуются особыми симпатиями, «вследствие их подозрительности, склонности к коварству и суровости, выработавшихся, вероятно, во время вековой борьбы» - Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, 1905 г. В связи с чем и не являлись предметом изучения учёных – путешественников. Другое дело миролюбивые осетины. В то время, как о чеченцах идёт слава, как о буйных разбойниках, осетинами, как аланами, интересуется русский учёный Вс. Ф. Миллер (1848 – 1913 гг.). Изначально он увлекся безосновательной теорией Потоцкого и Клапрота и постарался её развить.

В отличие от предшественников, Вс. Миллер не занимался пустословием и выносил на обозрение факты, которых так долго ждала наука. Аланы, как известно, занимали обширные территории Северного Кавказа, таким образом, он пишет: «На всём пространстве от р. Уруха [Запад Северной Осетии] до Эльбруса [граница Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии], по всем горным ущельям, до сих пор слышатся топографические названия, представляющие несколько изменённые осетинские слова. Так в названиях рек и ручьёв мы встречаем осетинское слово дон – вода, река – в виде дон, а иногда дан». Другие учёные, свидетельствовали, что аланы жили возле реки Танаис, ныне именуемой, как Дон. На основе этого было выведено, вероятно, ошибочное мнение, что аланы и дали название данной реке, а исходя из названия и присутствия этого слова в осетинском языке – осетины потомки алан. По этому вопросу я общался с лингвистом М. Ю. Чернышовым, который сказал: «Не секрет, что еще в первом тысячелетии новой эры почти все малые реки на территории Европы и Азии (разумеется, и на территории Кавказа, Осетии) назывались Дон (Малый Дон, Большой Дон, Короткий Дон, Длинный Дон и т.д. – что на всех языках означало «вода»). Например, Длинный Дон существует и сегодня: так еще в IX веке н.э. называлась река, которую сегодня, учитывая грязность воды в ней, называют Темза; обратите внимание на русский корень «тем», указывающий на темную воду <…> Название реки Длинный Дон до сих пор сохраняется в названии города, стоящего на ней: это – город Long-don, сокращенно London. Итак, совершенно очевидно, что слово «дон» в осетинском языке не может быть доказательством аланского происхождения осетин». Схожее по смыслу и звучанию с осетинским «дон», при добавлении заднемягконёбной щелевой фонемы «гI», присутствует слово и у вайнахов: «догIа»-«дождь», «догIан»–«текущая вода», «догIанан»-«дождевой». Да и глупо искать осетинский корень где-то, когда в самой Осетии, как отмечает, например, осетинский учёный Б. А. Калоев ("Осетины"; 1967): «многие названия населённых пунктов, ущелий и гор не поддаются расшифровке из данных иранского языка и являются, несомненно, наследием до-иранского населения». Или, если послушать Ф. И. Горепекина: «Многие топографические названия, божества и религиозные верования, имена и мн. др. на осетинской территории необъяснимы у осетин или объясняются искаженным понятием, разъясняются ингушским языком». Чечено-ингушские топонимы, гидронимы и прочее, как предполагают, например, Иосиф Карст, Ян Чеснов, имеются, как по всему Кавказу, так и по Азии с Европой. И, вероятно, это правда. У вайнахов существует “предание о Севере”, которое гласит: «Идал хи (т.е. Волга) - цигар схьаволавелча Гуьржехь Кахетичу олу меттига къачалца нохчи хилла. Нохчи пурба ца делча къу мехка адам доитш цахилла. Дукъаъ болу вай хьалха бойла наха пурба делла 1охьахойшина Кавказа махкахь», что в переводе означает: «Владения чеченцев простирались от Волги до грузинской Кахетии. Без ведома чеченцев на этих территориях не мог появиться ни один другой народ. Многие осели на Кавказе с разрешения наших предков», и о котором с полной серьёзностью пишет знаменитый чеченский автор Л. Ильясов: «В древности территория расселения нахских племен была очень обширной и простиралась от плоскогорий Передней Азии на юге до степей Поволжья на севере, на западе – до Крымского полуострова включительно. Недаром в чеченских исторических преданиях северной границей расселения нахских племен считается река Идал – Волга». Границы Алании, согласно древним картам, например, их похода на Запад, являются иллюстрацией проживания нахских племён. Отсюда возникает справедливый вопрос: «Как на одной и той же территории и, вероятно, в одно и то же время проживали два разнородных народа?». Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что предки вайнахов составляли неотъемлемую часть Аланского царства. Так, вероятно, считают и археологи. До н. э. известна была на Кавказе археологическая культура, именуемая «Кобанской». Вообще же, археологическая культура, как сообщает нам БЭС (Большой Энциклопедический Словарь), это общность археологических памятников, относящихся к одному времени, определённой территории и отличающихся местными особенностями. Аланы, как считают сторонники аланского происхождения осетин, мигрировали на Кавказ вместе с сарматами к I веку н. э., однако для нас это представляется весьма глупым, так как при этом возникают три основные несостыковки: 1. При миграции алан на Северный Кавказ, вероятно, кавказская археологическая культура должна была смешаться с аланской, и наоборот, но этого не произошло (аланская археологическая культура аналогична северокавказской); 2. Мигрировав на Северный Кавказ, аланы заняли самые выгодные с военно-политической и экономической точки зрения земли, где, согласно вайнахским преданиям, проживали исключительно чечено-ингушские племена, однако у вайнахов нет сказаний о войнах с аланами, да и древние авторы упоминают в начале н. э. походы алан в Закавказье, но не упоминают их войны в Предкавказье; 3. Аланы слишком быстро перешли из кочевого и скотоводческого образа жизни к оседлости и земледелию, что, по сути, практически невозможно. Не имея ответов на данные неувязицы, мы выводим предположение, что аланы являлись по происхождению кавказцами. Так, вероятно, считал и греческий географ Страбон, который описывал греческую колонию Диоскуриада (ныне город Сухуми), в которую приходили торговцы: «… большинство их – это сарматы, но все они кавказцы». Под сарматами, как известно, следует так же понимать и алан. Как считает российский учёный, археолог, доктор исторических наук В. И. Марковин: «…под наименованием «сарматов» и «алан» скрывался значительный вайнахский компонент». В связи с чем можно предположить, что и в греческую колонию Диоскуриаду приходили сарматы – вайнахи. Касаясь археологии, невозможно не заговорить о её городах. Самым знаменитым из которых, пожалуй, являлся город Маас (Магас). О его локализации были вынесены самые различные гипотезы, однако, ряд знаменитых археологов, таких как, например, Караулов, Виноградов, Минорский и пр. считали, что Магас «…находился на чеченской плоскости…». На вайнахском языке слово «Магас» означает «город солнца». Это поясняется тем, что аланы исповедовали язычество, и культ солнца был у них главнейшим, о чём свидетельствует и наличие в аланских погребениях угля и охры, а так же обнесение могил кромлехами. Ошибочно считая этот культ иранским, сторонники аланского происхождения осетин утверждали об иранском происхождении алан, однако более объективный В. А. Кузнецов признал: «Кавказский культ огня и солнца был не менее древним и мощным чем у иранцев». Вайнахи, например, склеповые погребальные сооружения называют «Малх каш», что в переводе означает «Солнечная могила». Почитание солнца можно пронаблюдать и в народных чечено-ингушских сказках. Таким образом, герои-богатыри перед боем произносили заклинание: «Малх соьгахьа бу!» - «Солнце на моей стороне!». А одна из поговорок гласит: «Кха дагахь а малх тоьла, ц1а дагахь а ц1е тоьла» - «Хоть пашня горит, пусть светит солнце, хоть дом горит, пусть будет огонь». Поэтому, как мы считаем, аланский культ огня может свидетельствовать в равной мере, как об иранском происхождении алан, так и о кавказском. Вообще же, согласно книге Руслана Арсанукаева “Вайнахи и аланы” археологически находки на территории Чечено-Ингушетии практически во всём сходны с археологическими находками Западного Предкавказья (КЧР (Карачаево-Черкесская республика), КБР (Кабардино-Балкарская республика)), что может снова говорить о причастности предков вайнахов к становлению Аланского государства. Помимо Мааса (Магаса) в древних источниках также упоминаются и другие названия аланских городов: Фуст, Хайлан, Алания, Аскала, Касак, Дар-и-Алан. Однако некоторые из них, такие как «Дар-и-Алан», были просто крупными крепостями, другие располагались за пределами территорий Алании, такие как «Хайлан» или «Аскала», а такие как «Алания» и вовсе не существовали. Претензий, как мы считаем, не возникает только к городу “Фуст”. Как предполагает Кодзоев, в названии этого города обращает на себя внимание присутствие нахского топонимического суффикса «-ст-» который имеет место в названиях многих топонимов в Чечено-Ингушетии (Алхасте, Ангушт, Аршты Гоуст, Палмисте, Къасте, Наькъасте, Малхисте, МIайсте, Агишты, Мехкишты, Дехесты и т.д.). Так же более достоверным городом нам представляется Дедяков (Дадаков), упоминаемый в русских летописях XIII-XIV вв. Судя по ориентирам, данным в русских летописях, Дедяков (Дадаков) располагался в междуречье Сунжи и Назранки, на территории современных Гамурзиевского и Насыркортского муниципальных округов г. Назрань, Республики Ингушетии. Само название состоит из двух вайнахских слов: «Дада» – «отец» и «Ков» – «ворота/крепость», что дословно означает «Отчая крепость». Об этом, как чечено-ингушском городе сообщается в упомянутой ранее летописи Аздина Вазара.
 Olya Pastukhova  |    1359 дней назад (22 марта 2015)  |    Разное.   |   Знаешь ли ты, что...

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!